Online посещаемость

Сейчас на сайте: 2
Незарегистрированные: 2
Пользователи: 0

Вход или регистрация

Регистрация | Правила

Вход
06:05   19.02.2019
Главная » Все о биатлоне » Биатлон 28.05.2016 09:43
Суббота

Андриан Цыбульский: работать на Олимпиаду!


Андриан Цыбульский

Вроде бы пора года и погодные температуры никак не стимулируют активизацию биатлонной тематики. Но это самое большое заблуждение из всех возможных вариантов! Именно в мае стреляющие лыжники впрягаются в долгую, во многом рутинную, но такую важную и всё определяющую межсезонную пахоту. Естественно, формируются тренерские штабы и составы спортсменов, что особенно актуально, если предыдущий сезон был на всех уровнях признан не вполне удачным.

Сия оценка относится и к белорусской команде, пережившей на том же чемпионате мира в Осло-2016 немало потрясений, которые априори дали понять: перемены неизбежны. Главный тренер Андриан Цыбульский, сделавший ставку на коллегу Владимира Королькевича, поступил так, как это принято у порядочных людей, умеющих держать слово. Нежелание спортсменов сотрудничать с Королькевичем, имеющим словенский паспорт, побудило и самого автора олимпийских побед уйти в отставку. Более того, на последнем заседании исполкома БФБ оказались перераспределены обязанности заместителей руководителя федерации. Ответственность за подготовку национальной команды теперь лежит на плечах олимпийского чемпиона Сергея Булыгина, а тот же Цыбульский сосредоточится на вопросах резерва, которые включают в себя отбор в спортивные школы, разработку и реализацию программ развития.

Разумеется, свято место пусто не бывает. И тренерские вакансии необходимо закрывать. Но прежде вспомним о нашей Дарье Домрачевой, которая осенью должна стать мамой, после чего собирается ударными темпами вернуться в биатлон, чтобы выступать уже на январских этапах Кубка мира. По информации «СП», трёхкратная олимпийская чемпионка до родов будет тренироваться под руководством специалиста, работавшего с француженкой Обер, когда та находилась в этом же интересном положении. Выбор понятен. Мари невероятно быстро и поразительно успешно вернулась в большой спорт после обретения материнского статуса. Затем Домрачева перейдёт под профессиональную опеку норвежского тренера, что тоже неудивительно в силу её отношений с Оле Эйнаром Бьёрндаленом. Такова программа, которая не должна дать сбоя.

Теперь вернёмся ко всей сборной. Здесь ситуация следующая: если первоначально планировалось упразднение поста главного тренера, то теперь им рассчитывает стать известнейший российский специалист Валерий Польховский, предыдущий сезон работавший в Казахстане и добившийся существенного прогресса. Этот специалист уже приступил к консультациям, хотя окончательного согласования на уровне Минспорта пока нет. Тем не менее Валерий Николаевич пригласил для работы с женской командой в паре с Фёдором Свободой ещё одного авторитетного российского наставника и своего ученика Роберта Кабукова. По информации «СП», Польховский хотел, чтобы с мужчинами продолжил работу и Королькевич, но Владимир Борисович пока не принял предложения. Александр Сыман — вот мужская точка опоры.

Разумеется, вопросы «сегодняшнего дня» тоже были заданы Андриану Цыбульскому, хотя, конечно, в данном конкретном случае разговор с экс-главным тренером больше касался прошлого, благо оно — славное на зависть всем недоброжелателям. Однако начало разговора — именно современный момент.
 

Уважение к Польховскому


— Андриан Алексеевич, вы же, разумеется, не абстрагируетесь от дел национальной команды в связи со своим новым статусом?

— Как можно?! Да и нереально это. Напротив, сейчас, плотно занимаясь резервом, я, говоря высоким стилем, только и радею о сборной! Но в новом качестве. В федерации произошло перераспределение обязанностей. Сергей Иванович Булыгин, к которому перешло кураторство национальной команды, предложил кандидатуру своего первого тренера Валерия Польховского. Близко я этого специалиста не знаю, но это большой авторитет в биатлоне. Имя громкое. Но вы же знаете, что у меня нет привычки обсуждать коллег. Тем более критически, что позволяют себе некоторые наши так называемые «специалисты». О тренере говорит только результат — ничего более! А Польховский — фигура крупная, со многими заслугами. В той же казахстанской команде в прошедшем сезоне добился прорывов. Хочу верить, что и в Беларуси его работа принесёт успехи. Всё, что от меня зависит, — сделаю. Любая поддержка, любая информация — по первому требованию. Сборная — это достояние страны, и на её интересы обязаны работать все, и никакие ложные амбиции не должны стать помехами. Возможно, пафосно, но совершенно искренне.

— Польховскому, если он пройдёт все утверждения, придётся нелегко…

— Не смягчайте: сложно будет, что должно изначально пониматься болельщиками. Психологически — чрезвычайно выматывающая, ответственная работа.

— Ваше мнение о Роберте Кабукове?

— Если честно, то пока ни разу с ним не разговаривал. Как-то не складывалось. Только знаю, что последний сезон Кабуков трудился ассистентом в украинской сборной. Но, поймите, набор команды наставников — функции главного тренера. Навязывание кандидатур — бесперспективный путь. Знаю по себе: очень негативно относился, когда попадал под давление. Дескать, возьми этого или того. Иногда обстоятельства вынуждали идти на некие компромиссы, но ничем толковым они не заканчивались. Моя убеждённость, что человек не справится, к сожалению, оправдывалась. Но сейчас у Польховского есть доверие Булыгина, и это — его опора, что совершенно справедливо.

А в спорте никогда заранее нельзя сказать, прав тот или иной специалист или не прав. В этом притягательность! У каждого тренера свои способы достижения цели, и нет единого пути к победам. Их много. Порой смотришь и думаешь: всё не так, всё ни к селу ни к городу. А на выходе — прекрасный результат. Поэтому будет финальная точка, и только тогда одни решения станут правильными, а другие приобретут статус неверных. И нет никаких волшебных методик по взращиванию олимпийских чемпионов. Каждый процесс — индивидуален и оригинален. Будь иначе — и тренер, воспитавший одного чемпиона, затем запускал бы конвейер! Этого нет, а тренерский труд носит творческую подоплёку. Поэтому надо, чтобы новым специалистам доверяли и не мешали реализовывать их планы.

 

Совместное решение


— Но всё же вернёмся к вашему уходу с поста главного тренера…

— Это было совместное решение с руководителем федерации Валерием Вакульчиком. К сожалению, ситуация на чемпионате мира в Осло сложилась негативно, и такой шаг убирал некоторые очаги раздражения. Однако по-прежнему убеждён в следующем: приглашение Королькевича было правильным выбором. По профессионализму, методическому багажу. Но у него не сложилось общение со спортсменами. И что делать в такой ситуации?! Не распиливать же команду? Кроме того, сам недоглядел, что отношения обострились. Микроклимат в коллективе — задача главного тренера. В общем, нужна была разрядка, ради которой состоялся мой уход из национальной команды.

— Может, всё, что ни делается, — к лучшему?

— Дай Бог! В конце концов, есть усталость даже металла. В сборной с 2006 года! Моральная и психическая истощённость, тот же эффект «замыленного глаза». Тренеру так долго в одной ипостаси работать очень сложно. 10 лет! Две Олимпиады! Принципиально задумался об отставке ещё после Игр-2014 в Сочи, о чём, кстати, и говорил. Но надо было доделать одно важнейшее дело.

— А именно?

— Сформировать боеспособную мужскую команду, интересы которой в преддверии Сочи приносились в жертву женским перспективам. 

— И если абстрагироваться от настроений спортсменов в Осло, то прошлый сезон отнюдь нельзя назвать провальным.

— В том-то и дело, что приглашение Владимира Борисовича оправдалось и будет продолжать оправдываться, ибо им заложена отменная база. Польховский ведь то же думает о Королькевиче. Много плюсов. Начала прогрессировать молодёжь — Елётнов, Кривко, Воробей, Сола. Появился костяк команды и настоящая перспектива. Если ныне позитивная динамика сохранится, то на Играх-2018 возможно решение даже медальных задач. К Южной Корее ребята должны подойти боеспособными гвардейцами. В прошедшем сезоне результаты росли, несмотря на объёмную базовую работу, хотя чаще всего случается обратное. Есть, конечно, и те спортсмены, чьи качества не улучшились. Однако, никого не обижая, хочу сказать: это не проблемы методики. Есть ещё нюансы индивидуальных возможностей и профессионального отношения к делу. Взаимоотношения в коллективе — важны, у них большой вес. Но в спорте есть ещё много других моментов, подразумевающих некую жертвенность. На одних добрых контактах чемпионами не станешь.

— О женской команде.

— В первую очередь, поговорим об эстафете. Разве кто-нибудь станет отрицать, что теперь есть следующая уверенность: при удачном возвращении Домрачевой на четвёртый этап и сохранении Скардино на первом — отличные медальные шансы.

— Вряд ли найдутся оппоненты!

— Действительно. Подтянулась молодёжь, и такие планы уже не маниловщина. А отталкиваться от эстафеты на чемпионате мира в Осло — нельзя. Не только потому, что не было Домрачевой. Другую Дарью, Юркевич, мы к Осло не выводили. По плану она выступала в декабре, январе и должна была «отстреляться» на канадском этапе Кубка мира — точка. Но тут обострились давние проблемы со здоровьем у Писаревой — стечение обстоятельств. Роковое. Она ещё несколько лет назад останавливалась в Эстерсунде. А все эти разговоры — дескать, перетренировали — глупость. Претензии можно предъявить к медикам сборной, но тут тоже не всё однозначно. И в целом… Знаете, я называю свои команды по олимпийским столицам: ванкуверская — состоялась, сочинская — тем паче, пьенчанская — тоже фактически готова. Сейчас важно продолжить позитивный рост, что реально. Ему должен способствовать и мой уход. По крайней мере, рассчитываю на это.

 

Главный тренер необходим!


— Вначале ведь был вариант обойтись без главного тренера…

— Да, но это риск. Биатлон — совокупность многих задач, а результат можно поделить на составляющие. Есть стратегическое планирование, работа со спортсменами над разными качествами — от «физики» к стрельбе и технике лыжного хода. Медицинское, научное сопровождение. Материальное обеспечение и так далее и тому подобное. Всё обязано консолидироваться главным тренером. Только в этом случае можно рассчитывать на результат.

— Просто надеяться на чудесную методику…

— …Наивно! Окончательно утвердился в этом после Игр-2010 в Ванкувере, что и мотивировало поменять амплуа. Из наставника женской команды стать главным тренером. Потому как понял: никто всего объёма необходимых задач за меня не решит. Кроме того, в команде уже адаптировался Клаус Зиберт, у которого всё получалось хорошо на фронте тренировок. Команда была целостной, и её требовалось укреплять по всем направлениям. Только так в современных условиях куются олимпийские медали: все службы обязаны отрабатывать по максимуму. Безо всякого эгоизма и перетягивания одеяла.

— Кстати, это доказывает и опыт Осло?

— Вот именно. Случился разлад, повлиявший на качество выступления. Психологические неурядицы и помешали выступить так, как многие были готовы. Разумеется, мы не рассчитывали ни на Воробья, ни на Солу, ни на Юркевич. Но другие выступили не так, как это было возможно, исходя из их уровня готовности. Лядова, проигравшего внутренние отборы, привезли в Осло, зная, что он должен выйти на свой пик. Как это получилось у Дуборезовой. Но… психологическая составляющая дала сбой. От этого и разлад. В таком состоянии выступать и выигрывать — нельзя.

И вы должны понимать: говоря об Осло, я признаю свои ошибки. Не совместил профессионализм Королькевича с восприятием его персоны на человеческом уровне при всей неординарности характера Владимира Борисовича. Но он — личность. А у какой личности «пушистый» характер? Думал, что справлюсь, но оказался, видимо, чрезмерно самонадеянным. Задача же главного тренера — поддерживать здоровый микроклимат. Для Польховского, как и для любого спеца, — важнейший момент. Поэтому убеждён: в качестве главного тренера должен быть русскоговорящий и авторитетный наставник. Нельзя больше допустить противоречий внутри команды!

— Момент, требующий расшифровки…

— Хорошо. Сейчас спортсмены уже дали интервью, в которых сожалеют по былой «семейной атмосфере в команде», которая-де оказалась утрачена. Только они либо забыли, либо упустили из виду следующий момент. Как формировалась команда на начальном этапе? Так вот, свою работу в 2006 году начал с наведения жесточайшей дисциплины! Во многом использовал метод «тренерского диктата». Даже олимпийский призёр-94 Светлана Парамыгина, пробовавшая себя в журналистике, писала об «армейской дисциплине». Но мы росли и, следовательно, менялись. В моём понимании спортсмен должен последовательно пройти дисциплину, самодисциплину и, наконец, рабочие отношения, основанные на полном доверии. Домрачева — это одно, но Сола, Ира и Виктор Кривко, Воробей — иной вариант. Два полюса. Тот же Клаус пришёл в команду, когда она была дисциплинированна, упорядочена, профессиональна и сбалансированна. Спортсменки были готовы к европейским подходам. Но ныне всё не так однозначно. Молодёжь нуждается в дисциплине, да и кое-кого ещё надо жёстко зажимать, если думать о перспективе.

 

Не отстать в сервисе лыж


— Отойдём в интервью немного в сторону: вы всегда отвечали за позицию шефа сервис-группы…

— По моему мнению, это ещё одна задача для главного тренера. Я отдавал в своих поисках приоритет профессионализму и честному отношению к работе. У меня за спиной и увольнения людей, с которыми поддерживал дружеские отношения. Но это было необходимо. Главный аргумент — какую пользу ты приносишь команде. К сожалению, в прошедшем сезоне не очень всё срослось и в вопросе сервиса лыж. Бруно Маддалин неплохой специалист, но не вошёл на сто процентов в команду. Не сложилось — так бывает. Экономические потери минимальны. Бруно получал небольшие деньги, не сравнимые с теми, что платились норвежцу Улеклёйву. Были иные варианты? Да. Но поймите и нашу логику. Мы не жируем. Зачем форсировать события за три года до Олимпиады, открывая все козыри?! Сборная при мне никогда не ориентировалась на сегодняшний день. Олимпийские циклы! И были предварительные договорённости с прицелом на Пьенчан.

— Раскроете фамилию?

— Сейчас-то зачем? Скажу только, что на лыжах этого специалиста выигран не один Кубок мира. Но я видел сотрудничество ближе к Играм. Прошлый сезон не мотивировал на серьёзные затраты. Ради чего? Чтобы поменять 40-е места на 30-е? Да и Бруно обеспечил пресловутый средний уровень, хотя, говоря просто, и залётов хватило.

— Самый яркий прецедент — смешанная эстафета в Осло, с которой и начался чемпионат мира.

— Согласен. Ужасная работа. Но были проведены беседы, и парни мобилизовались. Уровня «супер-пупер» не достигли, но и не проваливались. Хотя признаю: нашей команде, если не брать во внимание Домрачеву, для выигрыша олимпийских медалей нужен именно уровень «супер». А теперь сервис поднялся так, что самим фактом приглашения классного специалиста всех проблем не решишь. Копать надо глубже! За три года картина поменялась кардинально. Биатлон развивается, в том числе и технологически. Триумфы гениальных одиночек — это вчерашний день. Нам тоже необходимо подключать и мобилизовать очень много ресурсов.

 

Никаких сожалений!


— Любая отставка — добровольная ли, назревшая ли — это тяжёлое потрясение. Не появилось мысли: вот зря когда-то позарились на тренерский хлеб?!

— Никаких сожалений нет и в помине! Это — честно. Всё началось в 99-м, когда Николай Захаров, мой учитель, предложил исполнять функции ассистента. В молодёжной команде, которую поднимали он и Саша Попов. Так пошло-поехало. У Захарова работалось в охотку. Об этом человеке могу сказать только самые тёплые слова благодарности. В моём становлении его роль решающая. Вместе поднялись из молодёжной команды в женскую национальную дружину. При этом надо понимать, что тогда понятие сервис-группы было в белорусских реалиях условностью. Днём ты тренер, ночью — смазчик. К станкам становились все, как все занимались и откаткой лыж. За это направление отвечал персонально, и мне было интересно всё организовать. О тех годах вспоминаю с удовольствием. И, знаете, к Турину-2006 белорусский сервис стал одним из лучших в «Белом цирке». Практически обходились без залётов. Наглядный пример: в Чезане Сан-Сикарио Люда Ананько на спусках объезжала норвежек в каждой олимпийской гонке! В эстафете это было особенно очевидно: на равнине и в тягуне её «приберут» — на спуске Люда отъедет. Команда смазчиков была топ-уровня, причём из своих специалистов, того же Фёдора Свободу привезли в Италию. Когда понял, что у иностранцев есть свои козыри, стал их приглашать.

— Именно после Олимпиады в Турине, в ходе которой у белорусской сборной было много медальных заявок и ни одной реализации…

— Так уж сложилось.

— Вы и возглавили женскую сборную.

— Знаете, что меня на это подвигло? Всё та же мотивация, которая затем привела на пост главного тренера. Но тогда я понял следующее: при самых фантастических лыжах больших успехов не достичь, если не решать всего комплекса проблем. В центре — высококлассный спортсмен, вокруг которого аккумулируются все остальные профессиональные моменты. Никакой автономии. Будь наставник семи пядей во лбу, но с неталантливым подопечным ничего не добьёшься. Однако справедливо и обратное. Имей подопечный отличную расположенность к биатлону, всё равно потребуется целый комплекс, который делает потенциального чемпиона реальным чемпионом.

— После Турина команду покинули её лидеры: Зубрилова, Назарова и ещё Иванова…

— Да, были времена… Калинчик, Ананько, Кудряшова, Домрачева, проигрывавшая Ананько минуту в спринте, да Скардино, уступавшая две минуты уже Дарье! (Смеётся.) Наташа Соколова помогала, но находилась на индивидуальной подготовке. Одним сервисом команду было не поднять, поэтому и впрягся. В первый год, кстати, от смазки лыж не отказался. Провёл в кабине весь сезон. Энтузиазм! И ведь пошли успехи. Достойно гонялись на Кубке мира. Выиграли практически всю «Европу». Заехали в Чезану Сан-Сикарио — собрали «золото» универсиады. На чемпионате мира на «пятнашке» три человека вошли в топ-10 по лыжному ходу, причём среди них не было Домрачевой. Вы же помните, как мы берегли Дарью, постепенно запуская её обороты. И «пятнашку» она долго не бегала, и старты выборочно пропускала. Всё с нуля! Потом пришло осознание: можем работать! А с ним умышленно сделали шаг назад, ибо закладывали базу. За три года до Ванкувера озаботились канадскими Играми, отошли от сиюминутных интересов. Было тяжело. Критиковали жестоко. Но выстояли, а переварив нагрузки — большая силовая работа, — стали прогрессировать. В принципе, то же закладывалось и в прошлом сезоне. Очень важный момент — выигрыш серебряной медали на чемпионате мира-2008 в смешанной эстафете в Эстерсунде. Психологическое раскрепощение.

— Какого-то успеха команде для обретения мира сейчас и не хватило?

— Скорее всего, так и есть. Выиграй Скардино медаль на «пятнашке» в Осло — и кто знает. Она ведь была готова к покорению пьедестала, даже несмотря на медленную стрельбу. Но тут эта нелепость с затвором на последней «стойке» — и промах. Медаль ушла. Зато пришло иное…

— Один из ярких моментов в тренерской карьере — серебро в миксте образца Эстерсунда-2008…

— И, конечно, обе Олимпиады! В Ванкувере у нас на «пятнашке» в топ-15 заехали трое. Это без Скардино, которая ещё была не готова для такого уровня. В эстафете могли взять медаль, но чудовищно замазали лыжи. Тот прокол до сих пор терзает. В команде уже был Зиберт. Клаус отвечал за стрельбу и добился за два сезона прекрасных результатов. В Ванкувере стали лучшими на огневых рубежах. Кудряшова вовсе не промахивалась. Потом Сочи, где мы применили образцовую подводку!

— На зависть конкурентам. 

— Именно. Покорённая стратегическая вершина — без ложной скромности. Это задокументировано: лучшее функциональное состояние в гонках февраля 2014 года — у белорусок. Отметьте — не у одной Домрачевой. У всей белорусской команды. Там все сбавили, а мы, напротив, окрылились.

— 2010 год завершился госпитализацией Зиберта, и вы один остались «на хозяйстве»…

— Тяжёлая ситуация. Болезнь подкосила Клауса, и уже в декабре в Поклюке он на гонки не выходил. Все задачи свалились на одного меня. От пристрелок перед гонками до организации поездок на этапы Кубка мира в Северную Америку, что, поверьте, ещё та морока. И чемпионат мира получился тяжёлым, нервным. В Ханты-Мансийске, на второй родине, у Домрачевой дела не задались, Скардино уже поздравляли с «бронзой» на «пятнашке», но её вытеснила из призовой тройки одна из сестёр Семеренко. Но всё завершилось «серебром» Дарьи в массовом старте, а после и эстафетная «бронза» пришла, и Клаус стал возвращаться к работе в начале межсезонья.

— Момент со знаком «минус»? Чемпионат в Осло?

— Да не могу я так сказать, хоть убейте! Тут нас попрекают по поводу «пика формы». Так вот, те, кто мог что-то показать на трассах Холменколлена, были хорошо готовы. Не смогли реализоваться — да. Но по каким причинам?! Стратегия была отработана до малюсеньких деталей. Кто закрывал Канаду, кто — США, кто отмечался на молодёжных стартах, кто имел медальную цель в Осло. Самый реальный шанс — «пятнашка» Скардино. Второй уже полушанс — женская эстафета. Но болезнь Писаревой его исключила. Поэтому самые трудные сезоны — олимпийские. Но они принесли позитивные эмоции, а здесь — болезненные ощущения недосказанности и недоделанности.

— Неприятно?

— Очень. Прежде всё шло по плану: если отклонялись, то не шибко значительно. А тут пошли сбои начиная с весны. Риски не оправдались. Но это в ближайшей перспективе. Повторю: никакого сожаления о приглашении Владимира Борисовича. Его работа ещё будет отмечена. База заложена. А человеческие отношения… Да горячие головы из числа радикальных болельщиков стали делить команду на тренеров и спортсменов, чуть ли не с позиций антагонизма. И это как-то прижилось. Но… «Битлз» тоже распался. Повторю свой тезис о «замыленном глазе». На какие-то нюансы перестал обращать внимание — напрасно. Они сыграли внезапную разрушительную роль.

— В общем, пауза даже назрела?

— Определённо! Перезагрузка. Для пользы дела. Возможно, только напрасно задержался и не реализовал своё желание уйти после Сочи. Хотя… Как уйти?! Надо было воссоздать мужскую команду. Её практически не было. Причём в олимпийском сезоне мужские интересы сознательно приносились в жертву. Делали ставку на женскую команду, аккумулируя и средства, и организационные усилия. Но кто после четырёх наград скажет, что зря? Тем более что были ликвидированы прежние и очень серьёзные противоречия между мужской и женской командой. Да и другого выхода не было. К Олимпиаде женщины сознательно готовились три года. Я наведывался на «Лауру» и понял, что нужна специальная программа вывода. Также принял решение разместиться гораздо ниже, чем предлагалось, и к чему тоже пришлось готовиться специально. Рисковали без опыта апробации, но осознанно. У мужчин такого не было. Точнее, с женщинами на четыре сложных сбора в среднегорье брали только сильнейших — Сергея Новикова и Евгения Абраменко, которых планировали в смешанной эстафете. Но без базы прошлых лет — не срослось. 

— Естественно, и в личных гонках.

— Да. Мы строили планы на «двадцатку», и ребята отпахали очень жёстко. К ним претензий быть не может. Но, согласитесь, это вряд ли кого утешило. Что же касается остальных парней, то они в олимпийском сезоне решали локальные задачи: поддерживать уровень, сохранять квоту в Кубке мира. Большего бы не потянули. Оперативных проблем хватало, у Зиберта опять обострилась его жуткая болезнь. Клаус работал из последних сил. Плюс понятное перед такими стартами беспокойство.

— Но после Сочи…

— Меня терзало современное состояние мужской сборной, эдакое безвременье. Поэтому принял функции главного тренера, поставив перед собой задачу возрождения команды. Борьба Домрачевой за Большой хрустальный глобус — это одна задача сезона-2014/15. Подъём мужской сборной — другая. И кто скажет, что мы не достигли прогресса?! Взбодрили старожилов — Чепелина и Лядова, определились с наиболее талантливыми мальчишками, хотя тогда ещё никто не знал, как смогут прогрессировать Елётнов, Воробей и Витя Кривко, и смогут ли они прогрессировать в принципе. Но создали молодёжную команду, в которой не на словах, а на деле определили потенциалы ребят. Вообще все мои действия преследовали цель подготовить к Пьенчану две конкурентоспособные команды — не только женскую с Домрачевой, но и мужскую.

— О парнях стали говорить всерьёз!

— Вот именно. Прежняя безнадёга сменилась надеждами.

 

История с Пуаре


— Вы не только постоянно договаривались о сотрудничестве с очень квалифицированными и авторитетными специалистами сервиса, но и пригласили в Беларусь знаменитого Рафаэля Пуаре, неожиданно ставшего старшим тренером нашей мужской сборной.

— Здесь два ключевых слова. Первое — знаменитый. Это действительно так. Более того, Рафаэль — легенда биатлона. Человек, прекрасно разбирающийся во всех нюансах нашего вида спорта. Но второе ключевое слово — неожиданно. Лично меня назначение Пуаре на пост старшего тренера ошеломило. Я предполагал его использовать совершенно по-другому! О тонкостях вспоминать не буду — быльём поросло, но принципиально иначе. Но я сегодня, как и вчера, с огромным уважением отношусь к Пуаре — спортсмену и тренеру. И продолжаю сожалеть об упущенных возможностях: при грамотном подходе от сотрудничества с французом могли почерпнуть очень много полезного.

 

Особая глава


— Ваше сотрудничество с недавно ушедшим Зибертом было образцовым и привело к прекрасным результатам…

— В первую очередь, ещё раз выскажу сочувствие близким и родным Клауса. Мы действительно хорошо сотрудничали, хорошо общались и хорошо побеждали. Но идеализация отношений — неправильна. В конце концов, в общении двух амбициозных и состоявшихся специалистов не может быть всё совершенно гладко. Спорили, разруливали противоречия, которые обострялись аккурат в олимпийские сезоны. Порой ругались. Что перед Ванкувером, что перед Сочи. Лёгкий характер — это не про Зиберта. Когда началась его борьба с болезнью, она также отразилась на мировоззрении Клауса, ибо просто не могла не отразиться. Но главное достоинство Зиберта даже не высочайший профессионализм, основанный на фанатичной преданности биатлону. Он — порядочный во всех отношениях человек.

— Биатлоном герр Клаус жил 24 часа в сутки семь дней в неделю!

— Так и было. Его подходы невольно заставляли соответствовать и работать в том же ключе. Поэтому он оказал на меня огромное влияние, как и на других специалистов, кому повезло с ним сотрудничать.

— Но возвращаясь к характеру герра Клауса. Перед гонками, проведя пристрелку, он любил спрашивать у меня, стоявшего за его спиной на журналистской позиции: «Какие у тебя предчувствия?» В ответ пытался сделать немцу инъекцию оптимизма: дескать, Alles wird gut. На что Зиберт поглядывал косо и говорил: «А вот у меня предчувствия такие, что хоть в петлю лезь…» Затем он, не очень цензурируя свою речь, рассказывал, какие неприятности обрушатся на наши головы в ближайшие полтора-два часа, а далее — везде, всегда и всюду…

— Да, это было почти его традицией, которая объяснялась проще простого. Каждый старт Клаус переживал с жутким волнением, и это был его способ хоть как-то разрядиться, сбросить напряжение. Чаще всего громоотводом приходилось выступать мне. Клаус выговаривался, гасил стресс и забывал тему «всё пропало» до следующей гонки. Спортсменки об этом, скорее всего, ничего и не знали. Им доставался один позитив, что и было выбрано нами с Зибертом волной общения. Кстати, даже разногласия, а их в тот же сочинский сезон случилось много, заканчивались именно в плюс, в пользу биатлона. Команда и результат — превыше всего. Поэтому задайся я целью вспомнить что-то неприятное — не смогу. Любой дискурс давал положительный эффект, консенсус всегда находился.

— Потому есть ностальгия…

— Конечно. И это понятно. К слову, у меня огромная благодарность Оле Кудряшовой, которая сыграла большую роль в становлении коллектива. В первые годы моей работы с командой. Замечательные девчонки — две Люды, Ананько и Калинчик. Опять вспомню добрым словом и Наташу Соколову. Она и Кудряшова — удачные приглашения из России и та опора, когда Домрачева была ещё только «юной ракетой». А вот Иванова не вписалась. Кстати, помните почему? Катя именно в период жёсткой дисциплины начала проповедовать «свободный профессионализм», к которому не была готова молодёжь. Пришлось расставаться, хотя на меня смотрели, как на сумасшедшего, крутили пальцем у виска. Но — зря. Пришли другие девчонки. Подошёл к Дуборезовой и убедил её пробовать силы в биатлоне. Съездил в Питер к своему другу детства, вернулся с Писаревой. Два успешных олимпийских цикла — это дистанция и результат. 

— Сейчас ситуация со «свободным профессионализмом» в чём-то повторилась?

— Да. Но это диалектика. Молодёжь же должна пройти стадию «жёсткой дисциплины» и «закручивания гаек». А касательно ностальгии… Всем хочется остановить время, сохранить свою молодость, весёлость, какую-то особенную лёгкость отношений. Но это невозможно! Всё у нас было, что отрадно. Но это уже прошлое. Мы меняемся, время меняется, всё меняется и вокруг нас. Значит, надо адаптироваться к новым условиям, отвечать на новые вызовы и по-новому видеть себя в этом мире. В конце концов, кое-кто из философов вообще настаивает, что нет никакого сегодня — только путь из вчера в завтра.

— По общему мнению, такой подход и у Валерия Вакульчика, не живущего только сегодняшним днём?

— Полностью согласен. Что импонирует. Когда руководитель смотрит в будущее, то и подчинённые не спят в шапку.

— Смотреть в будущее можно по-разному. Есть вариант «а там трава не расти».

— Это точно не наш случай! Глобальная задача для всех: биатлон должен жить и приносить результаты. Как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Команды на Пьенчан созданы. И мощные. Но именно на Пьенчан, до которого их необходимо мудро довести, позволив обрести реальную силу. А моя нынешняя забота — следующие Игры и те, что будут после Пекина-2022. При этом лично глубоко заинтересован, чтобы мои сменщики добились успеха. Вы же понимаете: когда есть достижения на элитарном уровне, то во всех начинаниях есть стабильная поддержка, которой не грозят шараханья.

 

Научная селекция


— По ходу нашей беседы вы постоянно отвечали на звонки, которые уже посвящены новому направлению деятельности — воспитанию резерва. Ощущение такое, что работа кипит, а вы с головой ушли в создание системного подхода. Причём высокотехнологичного. Никаких заметок на манжетах и салфетках!

— Так и есть! Всё правильно. Это…это… моё детище! Действительно. Если поднять в архиве наши интервью начиная с 2006 года, то каждый убедится: в каждом программном общении эти вопросы затрагивались. Но тогда чаще использовался глагол «давайте». Он был основным. Давайте, давайте, давайте! Из интервью в интервью, из года в год. Но сам разорваться не мог. Поэтому только с горечью наблюдал, как круги расходятся по воде и… пропадают, спускаясь на исполнительский уровень. Но сейчас как раз таки применяю глагол «давайте» к себе и стремлюсь реализовать свои идеи. Время разведения демагогии завершилось. (Смеётся.)

Без системного воспитания резерва — будущего нет по определению. Тот, кто думает, что высоких результатов можно достичь приглашением в национальную команду какого-нибудь выдающегося специалиста, имеющего в профессиональном загашнике хитрую, эффективную методику, — глубоко ошибается. Методика — это замечательно, но только в том случае, если её есть к кому применять! Значит, основа основ — резерв. Необходимо стабильно воспитывать перспективную молодёжь, чтобы национальная команда была живым организмом, подпитываемым свежей кровью. При форс-мажоре можно выкарабкиваться путём приглашения спортсменов из России, но это не панацея. Только национальные кадры. И если в главную команду, хотя бы раз в два года, приходит талантливый молодой атлет, то это уже тренерское счастье, о котором пока лишь мечтается. При отсутствии такой подпитки можно сколько угодно загибать пальцы, приглашать лучших специалистов смазки, медицины, физической и стрелковой подготовки, но всё равно — стабильности не будет. Постоянно придётся балансировать, сжигая нервы в решении проблемы, как бы не свалиться в пропасть. Этими переживаниями я сыт по горло, а потому готов менять ситуацию. 

— Поставив процесс на современные рельсы?

— А на какие ещё? Все хотят ездить на автомобилях последних моделей. Как в данном случае ссылаться на достижения советской эпохи? Тем более что идеи остаются, но форма реализации, конечно, должна быть адекватной сегодняшнему дню. И прошу учесть: биатлон — это не спорт миллионов. Нужны грамотно воспитанные и очень талантливые ребята и девчата. Научный подход к отбору, и к развитию, и к подготовке, и к переходу на взрослый уровень. Весь мир к этому идёт. Не только в спорте. Научная селекция в любом виде деятельности.

— Вы имеете поддержку руководителя федерации?

— Да, и я полон энтузиазма. Будь по-другому, не было бы смысла трепыхаться. Те подходы, которые мы хотим воплотить в жизнь, — беспроигрышный вариант. Теоретический базис — безукоризненный. Практическое воплощение — не дорога, усыпанная розами, с чем уже столкнулся, но никто и не рассчитывал, что будет легко. Надо справляться с терниями.

— И вы оптимист в этом вопросе?

— Безусловный! И не только в этом. Лично мне в принципе стыдно перед налогоплательщиками, если мы нацеливаемся на средний результат.

— А финансирование?

— Оно есть и будет. И, поверьте, затраты весьма скромные. Краеугольный камень — не деньги, а системная организация.

 

СП - Онлайн

Источник: Руслан Васильев
Теги: биатлон, Андриан Цыбульский, Дарья Домрачева, Владимир Королькевич, сборная Беларуси
Добавил: SandS
Рейтинг: 0.0 Просмотров: 725
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

avatar
А знаете ли Вы?
Херлинг — это ирландский травяной хоккей.
Мы в сетях
Видеоколлекция
Сноубординг
Dan Brisse Urban Snowboarding

11.05.2015 0.0 0

Путешествия
"Мир наизнанку". Африка. 9 выпуск. Занзибар

12.05.2015 0.0 0

MUAY THAI
YOKKAO 14: Saenchai PKSaenchaimuaythai vs Massaro Glunder

04.11.2015 5.0 0

MUAY THAI
Langsuan Panyuthapum Highlight

01.10.2018 0.0 0